Генеральный менеджер «Сибири» – о том, как решились финансовые проблемы, кто отказался работать с командой, и что за коллектив будет в новом сезоне.
– Совсем недавно вы встречались с временно исполняющим обязанности губернатора Новосибирской области. О чем договорились?
– Губернатор крайне заинтересован в том, чтобы у «Сибири» все было хорошо. И уже начались изменения к лучшему. Может быть, не так быстро, как нам хотелось, но прогресс есть.
– Писали, что есть угроза снятия с чемпионата.
– Это неправда. Такой угрозы не было.
А был вариант, что вы бы продали лидеров, и заявились, грубо говоря, молодежным составом?
– Вот этот вариант существовал. Мы могли бы отказаться от ведущих игроков, но теперь говорить об этом не стоит. Еще раз повторю: все налаживается. Еще месяц-полтора – и, я уверен, проблемы исчезнут окончательно.
Удивляет, что у лучшей команды региона возникли финансовые проблемы, особенно после удачного сезона.
– История клуба свидетельствует о том, что финансовые проблемы тут были всегда. Да, клуб – визитная карточка региона, но каждое лето было трудным. При этом «Сибирь» научилась преодолевать все проблемы, добиваться результатов, выигрывать.
Знаю, что долгое время не платили зарплату и работникам. Хоть один человек написал заявление об уходе, чтобы быстрее получить деньги?
– Таких не было. Думаю, отчасти и потому, что люди занимаются живой и интересной работой. Да, трудные времена были, но мы как-то выкручивались. Безусловно, мне приходилось выслушивать стенания, неприятные разговоры, но ведь это нормальная ситуация. Я руковожу, а денег нет. Ничего, мы как-то вышли из этого положения. Занимали-перезанимали. Скоро, надеюсь, все долги будут погашены.
Вам приходилось занимать деньги?
– Да. К несчастью, приходилось.
Ладно, вы были должны работникам. Но одно дело – уговорить поработать пресс-службу, а совсем другое – контрагентов. Кто-то бил кулаком по столу и уходил от вас?
– Нет. Опять же из-за того, что мы уже выстроили работу. Сотрудничаем со всеми нашими партнерами не первый год. Они знают нас, мы знаем их. Я и не думал, что кто-то может повернуться к нам спиной.
Проблемы с деньгами сказались на подготовке к сезону?
– Нет. Просто мы были в кризисной ситуации, когда все вопросы решались в последний момент. Но мы провели все запланированные сборы, выполнили все требования тренеров, а также приобрели всех, кого хотели.
Приобрели вы немногих.
– Но только потому, что у нас и не было потребности многое менять. Мы усилили конкретные позиции, и я считаю, что в нынешней ситуации, когда надо было найти четыре-пять игроков, это прекрасно.
Самая большая потеря?
– Йори Лехтеря. Причем он бы и не ушел, если бы не совершенно фантастическое приглашение из НХЛ, которое, и правда, бывает раз в жизни.
У него был действующий контракт. Вы могли его не отпускать.
– Если бы мы шли на принципы, то не отпустили бы Петериса Скудру в «Торпедо», Дмитрия Квартальнова в ЦСКА. Могли оставить Йори, но не имели морального права. Представляете: звонит тренер из НХЛ, говорит, что видит его во втором звене, с конкретными партнерами. Конечно, он захотел поехать. И расстались мы с ним очень хорошо: он выкупил контракт, поступил по закону. Если Лехтеря захочет вернуться, то вернется именно к нам. И не только потому, что права на него принадлежат нашему клубу.
А еще почему?
– Не секрет, что у Лехтеря было много предложений из команд КХЛ, особенно перед последним сезоном. Но он остался в «Сибири», отказываясь от весьма приличных денег. Человек просто ценит отношение к себе и понимает, что в Новосибирске ему очень комфортно. Не случайно ведь у нас так долго играют финны. Их все устраивает, они не хотят уходить в другие команды пусть даже на большие деньги.
Вы потеряли чемпиона мира Александра Кутузова.
– То, что он уйдет, я знал еще до того, как он стал чемпионом мира. Это было решено еще в начале года, так что мы были готовы к его отъезду.
В команде новый тренер. Андрей Скабелка чем-либо вас удивил в межсезонье?
– Нет. Он показывает то, что мы ждали.
Скабелка за сутки до игры спокоен. Даже слишком.
– Он вообще очень спокойный человек. Если Квартальнов был взрывной, то Скабелка не такой. Мы вот с ним ни разу не ругались. С Квартальновым бывало спорили сильно, но не так, чтобы потом не разговаривать. Просто он эмоциональный, я такой же – вот и бывали схлестывания. Со Скабелкой таких вопросов нет.
Команда будет играть иначе?
– Базовые принципы те же, потому мы и пригласили именно Скабелку. Но, безусловно, команда будет играть чуть иначе.
Вы уже видели, какой хоккей это будет?
– На предсезонных турнирах я видел, к какому хоккею мы стремимся. Не все получается, но еще есть время.
Я разговаривал с игроками, и все они твердили одно: «нам надо доказать, что прошлый сезон не был случайностью». Я этого не понимаю. Вы провели отличный сезон, при чем тут случайность?
– Наверное, в этом свою роль сыграла и пресса. Все писали, что «Сибирь» попала в плей-офф потому, что у многих клубов есть проблемы. И, мол, Казань мы прошли потому, что там не было Билялетдинова. Видимо, у наших хоккеистов это засело в голове.
Неплохо было бы убрать это.
– Быстро все равно не получится. Но я очень хочу, чтобы «Сибирь» всегда попадала в плей-офф. Чтобы летом мы думали, сколько раундов в плей-офф мы пройдем, а не окажемся ли мы вообще в восьмерке.
Лично для меня чудо – трансформация нападающего Дмитрия Мони из игрока четвертого звена ЦСКА в хоккеиста первой пятерки «Сибири». Такого быть не может.
– А я же знал потенциал Дмитрия еще по работе в армейском клубе. Мы купили его, пусть за небольшие деньги, но многие посчитали бы это риском. Мало того, что он был в четвертом звене, до этого он почти год не играл. Но я знал, каким хоккеистом может быть Дмитрий. И тут он просто показывает свой уровень. Я вам больше скажу: если бы он изменил что-то в своем мышлении, то вполне мог бы стать приличным игроком в НХЛ.
О как!
– Я нисколько не шучу. Таких хоккеистов вообще в России много. И многим что-то мешает раскрыться.
Все-таки расскажите правду про уход Дмитрия Квартальнова. Он ушел по семейным обстоятельствам или потому, что получил предложение из ЦСКА?
– Первое. Его семья живет в Москве, переехать в Новосибирск у нее не было возможности, так как младший ребенок пошел в школу. А без семьи очень трудно. Я приглашал к нам на должность директора арены своего товарища из столицы, и он выдержал только семь месяцев. Не каждый может легко уехать и жить вдалеке от близких.
Вы с ним разговаривали после ухода?
– Да у нас с ним никаких проблем. Мы постоянно на связи, обид нет. Я вообще против того, чтобы держать кого-то в команде силой. Если человек захотел сменить место работы, то почему он должен стать врагом? Человек – существо неуемное.

Алексей ШЕВЧЕНКО